diablezzze: (Default)
По вечерам над ресторанами
Горячий воздух дик и глух,
И правит окриками пьяными
Весенний и тлетворный дух.

Вдали над пылью переулочной,
Над скукой загородных дач,
Чуть золотится крендель булочной,
И раздается детский плач.

И каждый вечер, за шлагбаумами,
Заламывая котелки,
Среди канав гуляют с дамами
Испытанные остряки.

Над озером скрипят уключины
И раздается женский визг,
А в небе, ко всему приученный
Бесмысленно кривится диск.

И каждый вечер друг единственный
В моем стакане отражен
И влагой терпкой и таинственной
Как я, смирен и оглушен.

А рядом у соседних столиков
Лакеи сонные торчат,
И пьяницы с глазами кроликов
«In vino veritas!» кричат.

И каждый вечер, в час назначенный
(Иль это только снится мне?),
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне.


И медленно, пройдя меж пьяными,
Всегда без спутников, одна
Дыша духами и туманами,
Она садится у окна.

И веют древними поверьями
Ее упругие шелка,
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука.

И странной близостью закованный,
Смотрю за темную вуаль,
И вижу берег очарованный
И очарованную даль.

Глухие тайны мне поручены,
Мне чье-то солнце вручено,
И все души моей излучины
Пронзило терпкое вино.

И перья страуса склоненные
В моем качаются мозгу,
И очи синие бездонные
Цветут на дальнем берегу.

В моей душе лежит сокровище,
И ключ поручен только мне!
Ты право, пьяное чудовище!
Я знаю: истина в вине.


Александр Блок 24 апреля 1906
diablezzze: (Default)
Ей было двенадцать, тринадцать ему.
Им бы дружить всегда.
Но люди понять не могли, почему
Такая у них вражда?

Он звал ее бомбою и весной
Обстреливал снегом талым.
Она в ответ ему Сатаной,
Скелетом и Зубоскалом...

Когда он окна мячом разбивал,
она его уличала.
Еще на нос жуков сажал,
совал ей лягушек и хохотал,
когда она верещала.

Ей было пятнадцать, шестнадцать ему.
Но он не менялся никак.
И все уже знали давно почему,
Он ей не сосед, а враг.

Он бомбой ее по прежнему звал,
Вгонял насмешками в дрожь.
И только снегом уже не швырял,
И диких не строил рож.

Выйдя порой из подъезда она,
привычно взглянет не крышу,
Где свист, где шум кружит волна...
И даже сморщится- У Сатана,
Как я тебя ненавижу!

А если праздник приходит в дом,
Она нет нет шепнет за столом
-Ах как славно что он
К нам в гости не приглашен!

И мама ставя на стол пироги,
Скажет дочке совет:
Конечно, ведь мы приглашаем друзей,
Зачем нам твои враги?

Ей девятнадцать, двадцать ему.
Они студенты уже.
Недругам мир ни к чему,
Все тот же холод на их этаже.

Теперь он бомбою ее не звал.
И не корчил как в детстве рож.
А тетей Химией величал.
И тетей Колбою тоже.

Она вся гневом своим полна.
Привычно не изменяла.
И так же сердито - У Сатана!
И так же его презирала.

Был вечер, и пахло в садах весной.
дрожала звезда, мигая.
Шел парень с девчонкой одной,
Домой ее провожая.

Он не был с ней даже знаком почти,
Просто шумел карнавал.
Девчонка боялась домой идти,
А он ее провожал...

Потом когда в полночь взошла луна,
Свистя возвращаясь назад,
Вдруг возле дома - Стой, Сатана.
Стой, Тебе говорят!

Все ясно все ясно! Вот ты какой!
Значит встречаешься с ней?
С какой-то фитюлькой пустой, дрянной...
Не смей, слышишь, не смей!

Даже не спрашивай почему!
Сердито шагнув ближе.
Но вдруг заплакав,прижавшись к нему,
-Мой! Не отдам никому! Как я тебя ненавижу!

Эдуард Асадов

не знаю как остальные, но я бе зума от этого стихотворения!
Page generated Jul. 28th, 2017 12:52 pm
Powered by Dreamwidth Studios